Арт Панорама - картинная галерея моб.+7(903) 509 83 86 раб.  8 (495) 509 83 86 artpanorama@mail.ru
Москва,
ул. Пречистенка, д. 30/2
в помещении салона "Артефакт",
в левое крыло до конца
галерея АртПанорама
Russian version English version
Для своей экспозиции Художественная галерея «АртПанорама»
купит картины русских художников 19-20 века.
Свои предложения и фото работ можно отправить на почту artpanorama@mail.ru ,
а так же отправить MMS или связаться по тел.
моб. +7(903) 509 83 86,
раб.  8 (495) 509 83 86
.
Заявку так же можно отправить заполнив форму на сайте.

Николай Ромадин - биография

Становление и эволюция Николая Ромадина - пейзажиста представляют большой интерес - поучительно проследить, как формировался творческий облик художника, как постепенно выкристаллизовывались особенности его
искусства, как менялись настроения в его пейзажах, как с годами становилось все более мудрым его отношение к окружающему. Но это особая тема. Здесь же, в кратком очерке, хотелось бы наметить характерные особенности искусства Ромадина и уяснить его отношение как художника к миру и природе.
Николай Михайлович Ромадин - живописец истинно русский, и это - одна из самых существенных сторон его искусства. Он русский прежде всего потому, что именно в образах русской природы ярче и полнее всего выражает себя, свои самые сокровенные чувства и стремления. Это не значит, что Ромадин избегает писать природу иных мест и стран. У него есть картины посвященные природе Средней Азии, Кавказа, Египта, Италии. Но все же в этих произведениях он смотрит на окружающее, словно со стороны, не отдавая тому, что видит, всего жара своего сердца. Родная же природа - природа Поволжья, Подмосковья, русского Севера - заставляет его даже в самом скромном мотиве находить важное, значительное единственно верное, отвечающее его чувству патриота и его художественному идеалу.
Николай Ромадин русский художник и потому, что в своем творчестве он следует путем, завещанным великими русскими пейзажистами далекого и недавнего прошлого. Нет, он не цитирует прямо Александра Иванова, Нестерова. Крымова; он является их учеником в высоком смысле этого слова, когда стремится быть предельно правдивым в своих образах природы и предельно искренним в выражении своих чувств. Николая Михайловича Ромадина можно с полным правом назвать продолжателем классической традиции русского пейзажа, традиции, обогащенной жизнью и идеалами нового, социалистического общества.

Национальные основы пейзажей Ромадина можно проиллюстрировать, в сущности, любыми его полотнами. Это может быть картина «Керженец», в которой проникновенно изображена тихая и таинственная северная лесная речка, по которой скользит рыбачья лодка. Это может быть полотно «Весна Удомле», г де с удивительной задушевностью и чистотой показано то время года природа оживает, когда воздух прозрачен а деревья и кусты одеваются в легкий желто-зеленый пух. Может это быть и каждая из серии картин «Волга - русская река» - серии, возникшей в грозный 1944 год, в то время, когда все советские люди глубоко ощутили свою связь с Родиной. Есть в полотнах этой серии и восхищение чудесным раздольем приволжских просторов, и страстное утверждение жизни и красоты русской природы, и глубочайшее чувство причастности художника к тому миру, который для него - родной дом. В серии «Волга – русская река» очень живо ощущается лирический подтекст. Но в то же время в ней присутствует эпическая широта, та напевность, которая так свойственна русской пейзажной живописи. Очень важно отметить, что в этих
произведениях, как, впрочем, и во всех работах Ромадина, абсолютно нет никакой позы, нет желания поразить зрителя, представить тот или иной вид с наиболее эффектной стороны, хотя можно не сомневаться в том, что каждый мотив, запечатленный художником, - результат долгих поисков и раздумий. Не есть ли это также существеннейшая черта русской реалистической живописи, которой чужды всякие ухищрения, демонстративное стремление заворожить блеском и неожиданностью формальных приемов и нраственных идеалов. Наконец, Ромадин - художник истинно русский потому, что его живописный язык основывается на тех нормах реалистического искусства, которыми руководствовались его предшественники. Национальное своеобразие достигается им не путем искусственного следования каким- либо образцам (скажем, крестьянскому искусству или древнерусской иконе, что стало таким модным в последнее время), а поисками новых кокмпозицонных и колористических возможностей в рамках старого реалистического метода. Вот почему, когда смотришь на картины Ромадина, в сущности, не замечаешь, какими средствами он достигает своей цели, а полностью погружаешься в мир, который он создает, и воодушевляешься его мыслями и чувствами. Вот почему ему с такой непосредственностью удается передавать очарование русской природы, ее особенности ее неяркую прелесть.
Подобно тому, как в нашем сознании прочно укоренились такие определения, как левитановский пейзаж, шишкинский лес, нестеровские березки, и мы безошибочно узнаем это знакомое и в природе и в искусстве, так и многие мотивы картин Ромадина стали неотъемлемой частью нашего восприятия русской природы. Это-светлая северная ночь, тишина и покой которой вливаются в раскрытое окно, это -ранняя весенняя пора,
когда лопаются почки и лес уже начинает зеленеть, это –таинственность густого соснового бора, раскинувшегося на берегу глухой лесной речки. Да мало ли можно еще назвать мотивов, ставших открытием в творчестве Николая Михайловича Ромадина и давших нам возможность по -новому увидеть то, мимо чего мы проходили, не замечая!
А диапазон пейзажного творчества Николая Ромадина очень широк. Он пишет природу во все времена года, в самых различных ее состояниях: и ранним утром, и в вечерние часы, и в полдневный жар, и в тот момент,
когда солнце посылает свои последние лучи. В этом отношении примечательна серия «Времена годы», состоящая из четырех картин, в которых художник задался целью показать наиболее характерное в русской природе зимой, весной, летом и осенью. Но все же, конечно, у Ромадина есть самые любимые им состояния природы, находящие особенный отклик в его душе, вдохновляющие его, вызывающие у него прилив творческой энергии. Это прежде всего время ранней весны, запечатленное художником в целом ряде полотен: «Весна на Пахре», «Весенний воздух», «Золотые почки», «Лесная речка», «Цветущая верба», «Весенний ручей», «придорожная цветущая ива» и многие другие. Чем замечательны эти картины?
Что нового вносят они в пейзажную живопись? Думается, что самым ценным в них является удивительно трепетное ощущение состояния природы, передача неповторимой атмосферы первых весенних дней с их прозрачностью, чистотой, ожиданием чего-то радостного и светлого. Нет в этих произведениях сладкого умиления или бесшабашной бодрости, которыми часто грешат картины весны многих пейзажистов. Они покоряют сдержанностью, целомудренностью, чистотой художественного образа. В них звучит ясная, даже строгая музыка, как нельзя лучше отвечающая торжественному вступлению природы в лучшую пору ее расцвета, тому светлому чувству надежды, которое всегда наполняет человека в эти дни.
Другая излюбленная тема ромадинских пейзажей - темный сосновый или еловый бор, то погруженный в сумрак, то купающийся в свете, то озаренный последними лучами заходящего солнца. В течение многих лет возвращается художник к этому мотиву. Так возникли картины «Последний луч» (Из серии «Волга - русская река»), «В Соратвальском лесу», «Лесное озеро», «Берендеев лес», «Солнечные ели» и другие картины этой большой серии. Различны настроение, эмоциональный тон этих произведений. Лес то словно приглашает зрителя проникнуть в свои дебри, то кажется затаившимся и грозным, то предстает неприступной крепостью.
Но во всех случаях он хранит какую-то тайну, и это сообщает пейзажному образу особую значительность и глубину. Характерно, что во многих полотнах художник ставит зрителя «лицом к лицу» с лесом, со стволами, заполняющими всю плоскость холста, не давая его взору постепенно углубиться в пространство картины как это любил делать, скажем, Шишкин.
Такое решение не оставляет места недоговоренности, внося в полотна Ромадина на оттенок суровой простоты. Но в самой этой кажущейся прямолинейности и простоте таится сложность. Не говоря уже о том, что бесконечно трудно написать лес вот так, «в лоб», этот прием дает возможность художнику предельно ясно выразить и свое отношение к природе и те чувства, которые она в нем вызывает. Стеной стоящий бор для него - это волшебное царство, рождающее огромный душевный подъем. Разумеется, эти мысли не преподносятся Ромадиным в виде четко сформулированных положений, но они, безусловно, возникают, когда мы смотрим на картины художника.
Конечно, распределение ромадинских пейзажей по определенным группам условно. Но все же оно помогает наметить контур творческого облика художника. Так, можно выделить много пейзажей, в которых Ромадина
увлекает изображение просторов, исполненных вольного дыхания. В них как правило, большую роль играет водная стихия, то величаво-спокойная в тихую погоду, то взбудораженная ветрами. В таких вещах, как «Свежий ветер», «Заонежье», «Ветер на Укш-озере», «Вечер на Сенеже», «Русский Север», «Ольха», отчетливо выступает мастерство Ромадина в создании
широких пространственных пейзажей, являющихся своеобразным противопоставлением тем «лесным» картинам, о которых шла речь выше. Они лишены глубокой сосредоточенности последних. Но в то же время им присущи особая приподнятость выражения, размах, ощущение полнейшей раскованности. Художник словно отстраняет от себя все заботы и полностью погружается в вольную воздушную стихию, в бесконечно разнообразную игру света, волн, несущихся по небу облаков, манящей зелени деревьев.
Пожалуй, как раз в такого рода картинах особенно сильно проявляется привлекательнейшая черта Ромадина-пейзажиста - его способность сообщить художественному образу оттенок сказочности, который совсем не противоречит правде изображенного. В картине «Река Царевна» с ее спокойно разлившимися водами и низкими островками, с ее нежной зеленью деревьев и кустов как будто нет ничего загадочного. И все же
зрителя не покидает чувство, что это - особый волшебный мир, мир чудесной сказки, мир светлой легенды. Это же ощущение возникает, когда смотришь на полные воды широких северных рек с одиноким парусом запечатленные в картинах Ромадина. Они словно переносят во времена древних новгородцев, ушкуи которых бороздили эти воды. Такие ассоциации сообщают пейзажам художника как бы новое содержание, углубляя из патриотическое звучание.
Мы уже говорили, что Ромадин предельно правдив в изображении природы. Конечно, когда он работает над картиной, этюды служат ему лишь подспорьем для воплощения замысла, и он в достаточной степени
свободно обращается с первоначальным эскизом. И все-таки художник всегда исходит из мотива, найденного при встречах с природой. Правдивость изображенного проверяется Ромадиным бесконечным числом этюдов вот этого куста, вот этих облаков. Подобно ботанику, изучает Ромадин строение того или иного дерева, расположение его ветвей и листвы, тональное отношение его к почве, соседним деревьям, небу. Эта бережность в передаче деталей придает его пейзажам строгую достоверность. И зритель забывает, что перед ним результат напряженного труда; ему кажется, что художник просто переносит на холст то, что является его взору. На самом же деле любая значительная картина художника –плод многолетних усилий, где в гармоничном единстве сочетаются и тщательное изучение натуры и воображение.
Необходимо отметить мастерство Ромадина в выборе мотивов. Мы уже говорили о том, что в некоторых картинах художника они кажутся очень простыми, незамысловатыми. В действительности это -счастливые находки, которые пришли к нему при встречах с природой. Есть художники, которые, не выходя из своей мастерской, пытаются создать произведение, раскрывающее большие идеи времени. Ромадин не принадлежит к их числу. Его труд поделен между мастерской и бесконечными поездками, во время которых он получает необходимую творческую зарядку. Поездки эти заставляют его не останавливаться на достигнутом, даря новые впечатления, заставляя вновь и вновь прикасаться к живительному и чудесному
источнику природы. В то же время эти дальние и ближние путешествия всегда являются поисками необходимых мотивов и частностей, подобно тому как художник-жанрист или исторический живописец, тратит порой месяцы и годы на розыски необходимой ему натуры. Без странствий Ромадин не мыслит осуществления своих творческих замыслов.
У Ромадина огромный творческий опыт. Этот опыт дает ему возможность блестяще решать самые сложные живописные задачи. Каждая картина и представляется ему такого рода задачей, которой подчиняются
все художественные средства. Для него важно не просто написать вот этот лес и вот эту речку, хотя, как мы уже говорили, выбор пейзажного мотива в его работах имеет очень большое значение. Самое главное заключается в решении световой среды, в которой находятся в данный момент и этот лес и эта река. Именно световая среда определяет колористический строй произведения, а, в конечном счете - правдивость и поэтичность пейзажного образа. Тончайшее чувство свето-воздушной среды является камертоном, который помогает «настроить» пейзаж на тот или иной лад. Таким образом, о колорите ромадинских картин имеет смысл говорить лишь в связи с определенным произведением. В его палитре бесконечное разнообразие красок, хотя пользуется он ими в высшей степени мудро и, если хотите даже очень расчетливо.
Но не только колоритом убеждают пейзажи Ромадина. Каждая его картина прекрасно построена, ей свойственна строгая архитектоника. Гармоничность, пропорциональность частей сообщают ей внутреннюю цельность. Имеет первостепенное значение и то, что любой пейзаж Ромадина не только написан, но и нарисован кистью. Рисунку в создании пейзажа художник придает огромное значение. Отсюда отсутствие в работах Ромадина приблизительности произвола. Отсюда и ясность, четкость выражения того сокровенного, что всегда присутствует в его картинах.
Вся сумма средств, которыми. пользуется Ромадин, в результате складывается в его индивидуальный-живописный почерк, который невозможно спутать с почерком другого художника.
Бережность в отношении к природе, и глубокая продуманность в выборе пейзажных мотивов, и отточенность живописных приемов – лишь путь к созданию прочувствованного художественного образа. Ведь, как и в любом жанре живописи, в пейзаже главное - выражение определенных мыслей и чувств. И полотна Ромадина - это не только картины весны или лета, но прежде всего художественные образы, отвечающие его думам о
жизни и человеке, о природе и мире. Эти мысли, думы, чувства зашифрованы и неоднозначны, «и все же именно они определяют значительность и глубину его произведений. Порой его пейзажи ликующе радостны, а иногда тревожны, во одних ощущается тихое раздумье, другие навевают печальные мысли. Иначе говоря, диапазон чувств и настроений его полотен очень широк, и эта глубокая эмоциональность - «одна из самых примечательных черт искусства художника. Картины Ромадина не только заставляют еще больше любить родную природу, но и открывают в нас самих новые возможности чувствований и переживаний.
С годами углубляются эмоциональная насыщенность и содержательность произведений Ромадина. Есть что-то чеховское в картине «Ночная тоска», где изображена утонувшая в снегу заснувшая деревушка, над ко торой раскинулось холодное звездное небо. Видимо, не случайна у Ромадина и тема Есенина, лирика которого многими своими сторонами близка его творчеству. В то же время картины «В родных местах Есенина», «Есенинский вечер» и другие заставляют в чем-то по-новому понять восприятие природы замечательным русским поэтом.
Свои раздумья о жизни, о судьбе человека Николай Ромадин пытается выразить не только в пейзажных работах. Уже давно он обратился к изображению интерьера, в котором ночная жизнь вещей и сочетание лунного и искусственного света приобрели особую значительность и содержательность. Эти произведения, видимо, натолкнули его на мысль написать картину, посвященную художнику Федотову («Федотов») - картину, в которой проникновенно выражено щемящее и трагическое чувство одиночества.
Но произведение это не только о Федотове. В нем заключены заветные думы Ромадина о святости и чистоте вдохновения, путь к которому - глубокая внутренняя сосредоточенность, очищение от всего мелкого, мешающего полету творческой мысли.
Надо сказать, что в последние годы у художника вообще все больше произведений, исполненных напряженного чувства, порой волнующе драматических. Это и интерьеры, и своеобразные жанровые композиции и пейзажи. Особенно примечательна картина «Млечный путь», где изображено глубокое ночное небо с россыпями ярко мерцающих звезд. Художник словно прислушивается к торжественной музыке вселенной, соразмеряя свои чувства с ее непостижимой бесконечностью. В то же время в этой картине звездного неба нет отчужденности. Эти звезды светят людям, заставляя их чувствовать себя не песчинками в мироздании, а существами, способными проникнуть мыслью в неизмеримые космические дали. Хотя сам замысел возник у художника очень давно, не является ли эта картина своеобразным откликом на те пер-
вые шаги в освоении космоса, которые стали величайшим завоеванием человечества середины ХХ столетия и значение которых для будущих поколений мы еще не в силах полностью осознать? Во всяком случае, в творчестве Ромадина это произведение является чем-то новым, свидетельствующим о напряженных раздумьях, о попытке осмыслить роль ни место человека в мироздании. В картине есть глубокий философский подтекст. Отсюда и значительность ее художественного образа.
Мы уже говорили о том, что все творчество Ромадина подчинено определенному художественному идеалу. В каждом произведении просвечивает этот идеал, где гармонично сливаются его эстетическое кредо и его
этические представления. В последние годы Ромадіин работал над картиной «Сон Андерсена» - своеобразной пейзажной фантазией, где реальные, жизненные наблюдения претворены в сказочный образ. Этот идеальный образ исполнен покоя, чистоты и гармонии. Он - светлая мечта художника. О картине «Сон Андерсена» можно было бы сказать, что в ней присутствует большое обобщение. Однако для понимания ее содержания этого явно недостаточно. Ясная, может быть, чуть наивная, но добрая романтичность этого произведения - это не отвлеченная сладкая греза. В картине «слышится призыв к дружескому единению, к миру, и этот призыв обращен к самым лучшим сторонам человеческого сердца. Так в искусстве Ромадина совершенно явственно и в полную силу начинает звучать голос художника - гуманиста, художника, живущего в трагически противоречивом мире середины ХХ века, полном сложных социальных коллизий, но верящего в победу сил добра и справедливости. В этом, в сущности, и состоит огромная ценность произведении Николая Михайловича Ромадина, принадлежащих нашему времени и нашему советскому искусству.
О. Сопоцынский
Василий Кириллович Нечитайло "Деревенский пейзаж."
Нечитайло В. К.
"Деревенский пейзаж."
Купить картину
Владимир Александрович Игошев "Пейзаж"
Игошев В. А.
"Пейзаж"
Купить картину
Владимир Александрович Игошев "Портрет чукотского ребенка"
Игошев В. А.
"Портрет чукотского ребенка"
Купить картину
Александр Иванович Лактионов "Крым. Лето. Алупка."
Лактионов А. И.
"Крым. Лето. Алупка."

Семен Афанасьевич Чуйков "Горный пейзаж."
Чуйков С. А.
"Горный пейзаж."
Купить картину
Главная
|
Новые поступления
|
Экспозиция
|
Художники
|
Тематические выставки
|
Контакты

Каталог цен
|
Купить картину
|
Продать картину
|
Новости
|
О галерее
© Арт Панорама 2011-14
все права защищены