Арт Панорама - картинная галерея моб.+7(903) 509 83 86 раб.  8 (495) 509 83 86 artpanorama@mail.ru
Москва,
ул. Пречистенка, д. 30/2
в помещении салона "Артефакт",
в левое крыло до конца
галерея АртПанорама
Russian version English version
Открыто!

Для своей экспозиции Художественная галерея «АртПанорама»
купит картины русских художников 19-20 века.
Свои предложения и фото работ можно отправить на почту artpanorama@mail.ru ,
а так же отправить MMS или связаться по тел.
моб. +7(903) 509 83 86,
раб.  8 (495) 509 83 86
.
Заявку так же можно отправить заполнив форму на сайте.

Книги

Русская живопись XX века В. С. Манин (том 3)

>>

6. Новые направления (1970-1990-е годы)

04. Брайнин Владимир Александрович.
Эссеистика, подменившая анализ произведений искусства в 1990-х годах, соответствовала такому же эссеистическому подходу художника к предмету изображения, которому придавался глубокомысленный вид, закодированный до неузнаваемости. Былую образность стали предпочитать вымышленной эссеистической форме.
В подобных случаях имеет смысл обратиться к пояснениям самих художников. Они, может быть, в более расплывчатых формах, но все-таки приближают к реальности. Начнем с творчества Владимира Александровича Брайнина (род. 1951). Определяющим элементом его искусства является рефлексия: «Я стремлюсь к выражению таких хрупких, меняющихся и зыбких вещей, представлений, которые есть во мне (и, наверное, в каждом из нас), стараюсь сделать видимым наш внутренний мир, как я его чувствую. Чтобы наши ночные разговоры на кухне, наши прогулки по городу, дружбы, страхи, надежды не стояли в стороне, отдельно от искусства, а были в нем и через меня… Для меня важнее всего – цвет; я люблю цвет и через него воспринимаю мир и искусство… Вот, например, задремал ночью в машине, потом очнулся – и, оглянувшись, за задним стеклом увидел фантастическую картину, неузнаваемый, странный город, совершенно не похожий на привычный. Передать такое ощущение непосредственно невозможно, перед этим теряешься, - и потом в работе начинает собираться образ того внешнего ощущения, он соединяется с моими представлениями и эмоциями в движении цвета, в отблесках фар на влажном асфальте, в каких-то перетеканиях форм и пространств. Ведь город – это множество и археологических, и людских, и исторических явлений, всегда таинственных в своих переплетениях. Необычайность кроется за самым простым и знакомым: дом стоит, дождь прошел, машины, лужи… Но ведь есть нечто высшее – Земля, Влага, История, Дождь…
Я пишу людей, город, какие-то явления – я хочу, чтобы все это не умирало. Может быть, поэтому я акцентирую внимание на моментах разрушения, действия времени – парадокс в том, что у меня в картинах все продолжает жить и, может быть, превращается, обретая новые качества…»
Подобная автохарактеристика обладает достаточной полнотой. Осталось только сопоставить слова художника с его живописью, ибо, как у многих художников, намерения не всегда соответствуют реальной практике. Задуманное намерение по своему художественному качеству нередко страдает мелкометьем и пластической бедностью.
Триптих «Я родился в 1951 году» (1987) слишком личностен, понятен автору, но не зрителю. Права, некий зритель вправе заявить, что ему все понятно. В таком случае ему необходимо сослаться на какие-либо зрительные опоры произведения, поскольку изобразительное искусство изъясняется изображением, пусть даже таящим в себе закамуфлированные или подразумеваемые значения. Они проявляются в виде цвета, то высветленного, то таинственно-затемненного, что приводит к эмоциональному сопереживанию. Ненавязчиво, но отчетливо бросается в глаза система парадоксов. В левой части триптиха, так же, впрочем, как и в правой, изображен стоящий посреди улицы или старого двора изящный столик с изогнутыми ножками и рыбой на нем, что, конечно, парадоксально. В этом мотиве зашифровано личное воспоминание, знание, переживание художника, что становится ясным из его автохарактеристики в каталоге, а не из произведения. Возможно, зрителю ничего не нужно понимать, достаточно восприятия некоей парадоксальности, создающей неясные, но эмоционально действующие образы. Таков «Дом с кариатидами» (1987) с распахнутым на улицу интерьером комнаты, за которой виден асфальт со слезливыми потеками живописи. Кариатиды выглядят живыми женщинами с умоляющими глазами. Все таинственно, все исполнено значений, создающих образ старого города и старой жизни, жизни-воспоминания, а также нереальности. Подобные воспоминания-сновидения заключены и в картинах «Я вспоминаю», «Рыбная ряды» (обе – 1982), «Город III» (1987), «Переход. Портрет отца» (1988) и др.
Несмотря на самостоятельность интерпретации города, в работах Брайнина слышны переклички мотивов и приемов, открытых художниками старшего поколения. Распахнутый интерьер картины «Дома с кариатидами» ранее встречается у И. Орлова в работах «Летняя ночь» (1977), «Интерьер с деревом», «Вечерний интерьер» (обе – 1982). Каменный московский двор в картине «Черная труба» (1984) перекликается с «Московским двориком» (1974) В. Дементьева, «Колокольный переулок» (1982) – с «Печатниковым переулком» (1985) Н. Нестеровой.
Серия «луж», равно как и решеток, -  это не более чем художественное эссе, рассчитанное на глубокомыслие, но обернувшееся просто-напросто впечатлением о лужах или решетках. Никаких гуманитарных проблем в них не содержится. Они отражают отход от жизненно важной проблематики в эпоху разрухи в стране и обнищания ее населения. Правда, дело художника - обращать на все это безобразие внимание или остаться безучастным. По словам Брайнина, в некоторых его произведениях присутствуют старое и новое, прочитываемые как наслоения времен. Искусство может ставить любые задачи, но раздвигает ли границы искусства эта «всевременность»? Становится ли она реальностью в произведении или она - воображение, фантазия. виртуальность («Голова», 1996; «Лён», «Голова», «Двое», все - 1999; «Центурион III», «Кариатида», обе – 2000; «Стена XV» и др.)? Настенные скульптуры – это не просто украшение. В произведениях Брайнина они – фантомы прошлого. Скульптуры представлены автономно, без сопряжения с окружающим, как старое без нового. Новое заключено в интерпретации. Смешанные, пересеченные с реальностью, они порождают виртуальный мир, который в произведениях восьмидесятников расширяет свое пространство, вытесняя реальность. Иное дело – город, ощущение его стремительных ритмов, его впечатляющей мощи, воздействующей на психику людей. «Башня II» (2001) рисует именно такой город, открывающий причины своей таинственной мрачности, город как бы с петлей на шее, сплетенной и замысловатой решетки дореволюционного времени, приметы периода модерна, сквозь которую увиден современный город. Образ «Башни II» впечатляющ, как и многие городские мотивы Брайнина. Внутреннее напряжение города, его сумасшедшего стиля жизни, готового взорваться, захлебнуться в скоростных автопотоках, было осознано Брайниным и в ранних работах: «Патрульная машина на Садовом кольце» (1982), «Москва» (1986). 1990-е годы продолжают эту тему.
К концу века искусство стало терять прозрачность. Изъяснение беспричинно усложнилось. Желание сказать свое слово, не входившее ранее в словарь художественного языка, стало затемнять смысл сюжета и, следовательно, содержания. Вновь придуманные словечки не имели за собой новых смыслов, а лишь по-новому повторяли старые. В результате образ, если он возникал, оставался непонятным, а форма превращалась в навязчивую рекламу «нового мышления» художника.
Василий Семенович Сварог (Корочкин) "Рыбачок"
Сварог (Корочкин) В. С.
"Рыбачок"
Купить картину
Федор Семенович Богородский "Ворота"
Богородский Ф. С.
"Ворота"
Купить картину
Екатерина Алексеевна Зернова "Севастополь"
Зернова Е. А.
"Севастополь"
Купить картину
Михаил Георгиевич Абакумов "Коломна. Брусенский монастырь."
Абакумов М. Г.
"Коломна. Брусенский монастырь."
Купить картину
Юрий Петрович Кугач "Шоссе"
Кугач Ю. П.
"Шоссе"

Главная
|
Новые поступления
|
Экспозиция
|
Художники
|
Тематические выставки
|
Контакты

Каталог цен
|
Купить картину
|
Продать картину
|
Новости
|
О галерее
© Арт Панорама 2011-17
все права защищены