«Несколько слов о Е.С. Зерновой». Вступительная статья к книге Е.С. Зерновой «Воспоминания монументалиста» Статьи о живописи. Художественная галерея АртПанорама.
«Северяночка» - выставка детских портретов Владимира Игошева

К 100-летию со дня рождения народного художника СССР Владимира Александровича Игошева.

Выставка детских портретов "Северяночка" из северного цикла.

Для своей экспозиции Художественная галерея «АртПанорама»
купит картины русских художников 19-20 века.
Свои предложения и фото работ можно отправить на почту artpanorama@mail.ru ,
а так же отправить MMS или связаться по тел.
моб. +7(903) 509 83 86,
раб.  8 (495) 509 83 86
.
Заявку так же можно отправить заполнив форму на сайте.
>>

Статьи

Изобразительное искусство, творчество как категория духовной жизни и реализации человека притягивает многих, особенно сейчас, в связи со всё возрастающей тягой к искусству в нашей стране. Книга воспоминаний Е. С. Зерновой как раз и интересна тем, что она как бы приоткрывает процесс творчества изнутри, отвечая на вопрос —как живет и оценивает свое творчество и творчество своих ближайших современников сам художник. Не менее ценен и содержащийся в ней богатый фактический материал по очень интересным периодам установления и развития советского изобразительного искусства. Я не буду комментировать написанного в предлагаемой книге. Иначе вам неинтересно будет ее читать. Но мне хотелось бы совсем немного рассказать о самом авторе- художнике и колоритной личности Екатерине Сергеевне Зерновой. Жизнь предоставила мне счастливую возможность прикоснуться к творчеству нескольких интересных художников, и одним из них является Екатерина Сергеевна Зернова. Я не задаюсь целью определить место Зерновой в советском искусстве. Я просто хочу поделиться некоторыми соображениями об искусстве и жизни своего старшего коллеги, что делаю с большим удовольствием: так как несмотря на то, что мы принадлежим как бы к поколениям «отцов и детей», по очень многим важным вопросам творчества и жизни Союза художников мы придерживаемся сходных точек зрения. У каждого человека есть главная черта, которая его характеризует особенно. У одного это —уравновешенность и мудрость, у другого —импульсивность, у третьего — мягкость и сдержанность, а у иных — недоброжелательность или честолюбие и т. д. У Зерновой я осмелюсь выделить два качества, которые вызывают глубокое уважение, —это прямота и непреклонность. Эти качества можно видеть и в произведениях, и они дают себя знать при работе с ней в одном творческом коллективе. Они же в большой степени явились причиной того, что Екатерина Сергеевна пользуется большим авторитетом среди членов Союза художников, а также учеников-студентов. В течение долгого времени она была председателем Художественного совета, членом Центральной ревизионной комиссии Союза художников СССР, членом правления Московской организации Союза художников РСФСР, председателем правления Художественного фонда СССР и т. д. Есть разные художники. Одни ищут вокруг себя, другие — внутри. Это зависит от общественного темперамента художника и его пластических устремлений. Одни черпают свои образы из окружающего мира и ищут свой творческий метод его осмысления (иные, бывает, считают, что достаточно только пересказа на холсте), другие находят образы уже в искусстве, в этом случае и пластический язык вроде бы готов. Есть и такие, кто старается создать свой мир, думая, что ему нет аналогии в окружающем нас. Но всегда в большей или меньшей степени художник отражает то время, в которое он живет и работает. И чем больше художник стремится принести пользу обществу, чтобы своим трудом служить окружающим его людям, точнее откликнуться на события, настроения и требования времени,— тем сильнее на пластический строй его творчества влияет время, в которое создается произведение. Время часто «подсказывает» и тот вид искусства, в котором художник с наибольшей творческой отдачей может реализовать свои замыслы. Мастером широкого творческого диапазона, владеющим разными материалами и работающим в разных видах изобразительного искусства, является Е. С. Зернова. Я имел возможность познакомиться с произведениями Екатерины Сергеевны, когда помогал готовить персональную выставку в 1970 году в связи с ее семидесятилетием. Мы разобрали вместе с ней работы предшествующих лет: свернутые пересохшие этюды и портреты, привезенные из поездок ЗО-х годов на Магнитку, в Дагестан, эскизы к композициям того же времени, плакаты на пожелтевшей хрупкой бумаге и пейзажи послевоенного Севастополя 1946 года. И тогда я наглядно увидел, что в ее творчестве чрезвычайно полно нашла отражение жизнь нашей страны, причем как в тематике, так и в изобразительном языке. Екатерина Сергеевна, безусловно, сложилась как личность под влиянием родителей и той прогрессивной интеллигентной среды, в которой прошло ее детство. Взгляды родителей, их интересы, образ жизни, пример их самозабвенного труда, как единственно возможный вариант приложения собственных сил и устремлений, послужил для нее примером. Отец Зерновой ,крупный русский ученый-гидробиолог, энергичный организатор и педагог, был безусловно одаренной натурой, что и передалось дочери. С раннего детства Екатерина Сергеевна сталкивалась с очень интересными людьми, для которых жизнь и работа составляли одно неразрывное целое. Напряженная мысль, стремление к конкретному ее воплощению, постижение истины, принципиальность и твердые понятия о критериях порядочности были для них естественны, как процесс дыхания. Человек разносторонне и богато одаренный ,она могла быть, наверное, хорошим ученым. Ее «разумное начало», стремление к точности, мне кажется, иногда даже входит в противоречие с эмоциональным началом в ее творчестве6, сковывает формальный поиск. Через детство, семью возникла ее связь Севастополем, морем, с искусством; эта связь осталась крепкой на всю жизнь и во многом определила ее творческие интересы. У каждого художника бывает период его наиболее полной духовной реализации. Это время определяет обычно всю его последующую творческую жизнь. Для Екатерины Сергеевны таким временем было начало 30-х годов , когда она стала участвовать в работе Общества станковистов и Изобригады. Я не знаю, сформировал ли ОСТ с его программой и идеалами Екатерину Сергеевну в художника Зернову, или она сама по себе такова, что вошла в него. Думаю, что и то и другое имело место. Время предоставило Екатерине Сергеевне счастливую возможность выбирать и найти творческое объединение, а также людей, близких ей по художественным устремлениям, которые стали ее друзьями и в творчестве, в жизни. Я думаю, что это время сформировало и определило Екатерину Сергеевну как художника. Она внутренне остается ему верна на протяжении всего своего долгого творческого пути. Зернова владеет разными видами изобразительного искусства. Она стремится быть в гуще жизни страны, отвечать своим искусством на запросы времени. В начале своего творческого пути Екатерина Сергеевна много и плодотворно занимается графикой, сотрудничает во многих журналах и издательствах. Стремление быть полезной и своим искусством помогать стране бороться с неграмотностью приводит ее к работе над «Плакатным букварем».Екатерина Сергеевна убеждена , что искусство должно быть агитационно, и она делала плакаты (некоторые из них вошли в золотой фонд советского плаката). Зернова считала, что в искусстве должен быть показан современник, его внутренний мир, его психология, и она писала серию портретов. Желание отобразить наиболее характерное в трудовых буднях страны приводило ее на стройки Магнитки, в танковые части Красной Армии, на текстильные фабрики, где она собирала документальный материал для станковых картин. Во время Великой Отечественной войны Екатерина Сергеевна обращалась в своем творчестве к героическим страницам нашей истории. В 1943 году по заданию Военно-санитарного музея в составе специальной бригады она посетила госпитали Первого Прибалтийского фронта. И, наконец, будучи уверенной в том, что искусство должно отображать ту эпоху, свидетелями которой мы являемся, что это искусство должно органично войти в сооружения, которые возводятся, чтобы остаться как вещественная память этой эпохи, Зернова создает монументальные произведения для архитектурных сооружений. Кроме того, она отдала дань и театральному искусству. Все это разнообразие в приложении творческих сил было отнюдь не метанием или «пробой пера», но как бы развитием одной внутренне связанной с жизнью всего нашего общества творческой линии. Для Екатерины Сергеевны большое значение всегда имело- что изображать и для чего изображать. Последнее также, я думаю, играло большую роль при обращении художника к монументальному искусству в шестидесятых —семидесятых годах. Это, по всей вероятности, было подготовлено поиском конкретно характерного образа и обобщенной пластикой, типичной для остовцев, а также их подходом к композиционному решению изобразительной плоскости. Художника Зернову постоянно увлекала работа с долговечными материалами. Она всегда испытывала желание попробовать все сделать своими руками. Например, выколачивать рельеф из листового алюминия, класть мозаику или лепить модель из глины. В мечтах Зерновой искусство, воплощенное в «вечных» материалах, должно найти свое место на больших плоскостях стен. И думается, совсем не случайным является то, что свою новую книгу Екатерина Сергеевна озаглавила «Воспоминания монументалиста». Тем самым автор замечательной по своей лаконичности станковой картины «Пулеметчики» (эта работа, на мой взгляд, стоит в ряду с «Приказом о наступлении» Шухмина, «Обороной Петрограда» Дейнеки) или необыкновенно теплой и легкой по письму, как бы фресковой картины «Вузовки на стрельбище» (1930) сама причисляет себя прежде всего к цеху монументалистов. Екатерина Сергеевна не ограничивала себя крутом только творческих интересов, не сторонилась организационной деятельности. Энергичная, принципиальная, уверенная в своих силах, Зернова включалась в художественно-общественную жизнь конца 20-х годов как один из активных членов ОСТа и Изобригады, а затем она была в числе первых организаторов Московского Союза советских художников (МОССХа) и Всекохудожника. Занимаясь преподавательской деятельностью, Екатерина Сергеевна стремилась поделиться своим творческим опытом с молодежью и старалась понять их интересы, относилась к ней без захваливания и «присюсюкивания», а просто и даже немного сурово, понимая возможность разных творческих подходов, но ценя все талантливое и искреннее. Поэтому закономерно то, что мы видим Зернову в числе первых преподавателей Московского института прикладного и декоративного искусства (МИПИДИ), который вошел в историю как «институт Дейнеки» и безусловно сыграл заметную роль в развитии советского изобразительного искусства. Это был в своем роде замечательный институт. Может быть, потому, что он просуществовал очень недолго, а может быть, потому. что он был институтом новым, без сложившихся традиций, собравшим под «знамя» Александра Александровича Дейнеки и преподавателей и студентов-энтузиастов, уверенных, что только монументальное искусство- «стоящее дело» и только оно ‚достойно приложения сил настоящего художника. Так по крайней мере думали мы, поступая туда. Это мнение было укреплено нашими преподавателями, в числе которых была и Екатерина Сергеевна- соратник и единомышленник А.А. Дейнеки. И должен заметить, что очень многие студенты МИПИДИ стали художниками- монументалистами и в настоящее время составляют основное профессиональное ядро творческого актива нашего монументального искусства. В этом есть заслуга и Екатерины Сергеевны. После того как закрыли МИПИДИ, она не смогла оставить преподавательскую работу и перешла в Текстильный институт. Общение с молодежью, по-видимому, является ее потребностью. Книга, которую вы открываете, не первый литературный опыт. Перу Зерновой принадлежит вышедшая несколько лет назад и моментально исчезнувшая с прилавков магазинов книжка «Будущему художнику об искусстве живописи», изданная «Советским художником» в 1976 году. В ней обобщен многолетний опыт автора на педагогическом поприще в художественных вузах. Екатерина Сергеевна очень организованный человек. Ей просто чужда лень или какие-либо поблажки по отношению к себе. Я помню, что когда помогал ей писать задник для Дворца культуры в Новочеркасске, то, проработав десять часов (а писали мы на полу в большом зале), я с облегчением услышал слова Зерновой: «Кажется, Гриша, я больше писать не могу». Это для меня было спасением, так как мои силы тоже были на исходе. Мне представляется, что автопортрет Зерновой времени защиты диплома во Вхутемасе, который экспонировался на выставке в Третьяковской галерее, очень точно передает сущность Екатерины Сергеевны. Он очень хорош и по пластическому решению и достоверен психологически. Такой Екатерина Сергеевна остается и по сей день. Часто у человека в определенный период возникает желание оглянуться на свою жизнь, ‚обобщить увиденное и пережитое, поведать обо всем этом своим современникам. Но не у всех находится что сказать. У Екатерины Сергеевны есть чем поделиться с людьми. Очень отрадно, что она постаралась нам рассказать о своей богатой и безукоризненно честной жизни, и я надеюсь, Что уважаемые читатели с живым интересом познакомятся с этой книгой.

Автор статьи Г.Г. Дервиз

Главная |
Новые поступления |
Экспозиция |
Художники |
Тематические выставки |
Контакты

Выбрать картину |
Предложить картину |
Новости |
О галерее
Размещение изображений произведений искусства на сайте Артпанорама имеет исключительно информационную цель и не связано с извлечением прибыли. Не является рекламой и не направлено на извлечение прибыли.
У нас нет возможности определить правообладателя на некоторые публикуемые материалы, если Вы - правообладатель, пожалуйста свяжитесь с нами по адресу artpanorama@mail.ru
© Арт Панорама 2011-2020все права защищены