РОВИНСКИЙ ДМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1824-1895) Статьи о живописи. Художественная галерея АртПанорама.
АУКЦИОН в галерее АртПанорама.

Уважаемые коллекционеры, интвесторы и любители старинной живописи.

Приглашаем посетить наш

аукцион!

Для своей экспозиции Художественная галерея «АртПанорама»
купит картины русских художников 19-20 века.
Свои предложения и фото работ можно отправить на почту artpanorama@mail.ru ,
а так же отправить MMS или связаться по тел.
моб. +7(903) 509 83 86,
раб.  8 (495) 509 83 86
.
Заявку так же можно отправить заполнив форму на сайте.

Книги

>>

Коллекционеры старой Москвы.

Д.А. Ровинский — юрист, историк искусства, библиофил, собиратель графики.

Родился в Москве 16 августа 1824 г. в семье полицеймейстера. В 1844 г. закончил Петербургское училище правоведения. Начал службу в Петербурге в Министерстве юстиции. Однако, прослужив четыре года, в 1848 г. переехал в Москву. Здесь он прожил двадцать два года: служил по юридической части — сначала стряпчим, в 1850— 1853 гг. — товарищем председателя Московской Уголовной Палаты, в 1853—1868 гг. — московским губернским прокурором, в 1868—1870 гг. — председателем Уголовного департамента Московской судебной палаты. В 1870 г. Дмитрий Александрович получил высокую должность сенатора Уголовного кассационного департамента и переехал в Петербург.

В Москву Ровинский приехал начинающим, никому не известным собирателем, а покидал ее с огромной коллекцией, пользовавшейся европейской славой.

Д.А.Ровинский стал заниматься коллекционированием с 1844 г., с тех пор как поступил на государственную службу. Первоначально он собирал работы западноевропейских мастеров. Интерес к собирательству пробудился у него после посещения Эрмитажа и знакомства с творчеством Рембрандта. «Не будучи в состоянии окружить себя картинами Великого мастера, которые уже успели разместиться в неотчуждаемое владение по большим музеям, — писал ученый-экономист К.С.Веселовский, — Ровинский стал страстно собирать ныне уже нелегко находимые офорты Рембрандта» (17, с. 106).

В поисках произведений прославленного мастера Дмитрий Александрович объездил Европу вдоль и поперек, лично принимал участие во всех крупных аукционах, вел оживленную переписку со всеми крупнейшими антикварами. К концу жизни он составил одну из самых полных в Европе коллекций оригинальных гравюр Рембрандта, которая включала 395 первоначальных оттисков и около двухсот разновидностей. Владелец настолько дорожил своей коллекцией листов Рембрандта, что, уезжая Из дома, сдавал ее на хранение в государственный банк.

Кроме того, Ровинский собрал целую библиотеку о творчестве этого мастера. Итогом многолетней работы стала публикация семи томов «Полного собрания гравюр Рембрандта» (1890), причем четыре тома содержали текст, а три — тысячу иллюстраций. Эта книга стала справочным пособием для всех коллекционеров и искусствоведов и таковой остается по сей день. Как заметил А.Ф.Кони, Ровинский «создал великому голландцу — «королю светотени» — памятник, которого тот не дождался от преследующих художественные цели учреждений своей родины!» (11, с. 578).

Русская часть собрания Д.А.Ровинского зародилась в Москве. Этому способствовали атмосфера «белокаменной», еще хранившая множество остатков старины, знакомство с сотрудником Оружейной палаты, в будущем крупнейшим историком-москвоведом, И.Е.Забелиным и общение с двоюродным дядей, владельцем русского Древлехранилища М.П.Погодиным. «То, что вы собираете, — говорил Михаил Петрович, — довольно собирают и другие — этим никого не удивишь, а вот собирайте-ка все русское, чего еще никто не собирает и что остается в пренебрежении и часто бесследно пропадает, — так польза будет иная» (11, с. 592).

Ровинский познакомился с И.Е.Забелиным вскоре после переезда в Москву, когда тот служил в Оружейной палате, и часто бывал у него. «Это хранилище, — писал Забелин, — и послужило, так сказать, мостом, по которому Дмитрий Александрович легко и незаметно перешел в своих изысканиях прямо к русской старине» (11, с. 3). Вместе с Забелиным Ровинский осматривал московские церкви, соборы, монастыри, боярские дворцы. Потом они вместе обошли (именно обошли! — Ровинский берег деньги на приобретение гравюр) все исторические места ближнего и дальнего Подмосковья. Затем стали ежегодно совершать путешествия по Центральной России.

Всю жизнь Дмитрием Александровичем неодолимо владели две страсти: коллекционирование и путешествия. Эти увлечения не мешали друг другу, напротив, помогали, споспешествовали, как говорили раньше. Из ежегодных летних поездок подчас по самым глухим и захолустным уголкам российской глубинки, с их патриархальным бытом, нетронутой стариной, обычаями и традициями, Ровинский привозил новые и новые листы для своего собрания. Он буквально исколесил всю Россию, собирая отечественную старину. Добавим, что он объездил и всю Европу, кроме того, побывал в Египте, Китае, Индии и добрался даже до Японии.

Став состоятельным человеком, Д.А.Ровинский стремился приобретать гравюры для своей коллекции целыми собраниями. Он стал обладателем собраний гравюр, принадлежавших ранее Я.Ф.Большакову, А.М.Дмитриеву, А.М.Яковлеву, А.И.Гассингу, И.И.Петрову, П.П.Бекетову, И.М.Остроглазову и некоторым другим. По мнению В.Я.Адарюкова, главные свои приобретения собиратель совершал все-таки за границей, где антикварный рынок был богаче. В Европе им были найдены и многие русские гравюры. Причем даже самые редкие листы там удавалось купить относительно недорого. Серьезный спрос на русскую графику на западном антикварном рынке возник только после выхода в свет классических трудов по истории гравюры самого Ровинского.

Русская часть коллекции Д.А.Ровинского включала такое разнообразие гравюр, что по сути представляла развитие национального гравировального искусства от его зарождения до современности. Работы современников Ровинский собирал с такой же настойчивостью, как и старинные листы. Шире всего в этом собрании были представлены портреты и народные картинки.

Целенаправленно и настойчиво Ровинский собирал литографированные и гравированные портреты. У него были представлены царские особы, дипломаты, военачальники, ученые, художники. Они составляли целую портретную галерею. «Страсть Дмитрия Александровича собирать портреты, не уступавшая его страсти пополнять принадлежавшую ему коллекцию гравюр Рембрандта, доходила до того, — вспоминал академик А.Ф.Бычков, — что он часто покупал за довольно высокую цену книги, в которых находились гравированные русские портреты, выделял их из книг, а самые книги оставлял букинистам, утверждая, что таким образом он дает возможность людям, не ценящим портреты, приобретать сочинения, иногда важные, за бесценок» (17, с. 102).

В это собрание Ровинского входили портреты исключительной редкости. Например, портрет царевны Софьи в царском одеянии и с короной на голове был известен всего в трех экземплярах. Едва ли не единственным был портрет Андрея Денисовича Виниуса, основателя тульских заводов, работы гравера Вишера. Тут было до пятидесяти редчайших портретов Петра Великого. Каждый из портретов Дмитрия Самозванца и Марины Мнишек являлся величайшей редкостью. В коллекции же Ровинского были все известные портреты Самозванца и его спутницы. Большой интерес представляли портреты Симона Ушакова, копии с редчайших портретов В.А.Жуковского работы Вендрамини.

Дмитрий Александрович каждый раздел своей коллекции собирал настолько основательно, настолько глубоко изучал тему, что естественно и органично итогом работы становились научные публикации. Материалы портретной галереи легли в основу четырехтомного «Подробного словаря русских гравированных портретов» (1886—1889). В качестве иллюстраций для книги автор отобрал около 2000 листов из своего собрания. Это было второе издание «Словаря». В предисловии к первому, вышедшему в 1872 г., автор писал, что книга адресована любителям русских гравюр и главная ее цель — возбудить охоту к гравюрам отечественных мастеров и сохранить их от гибели. Поставленной цели он достиг. Число собирателей гравюр русской школы значительно увеличилось, причем не только в России, но и за рубежом.

Коллекция русских народных картинок-лубков в собрании Д.А.Ровинского по своей полноте не уступала его портретной галерее и считалась одной из наиболее значительных коллекций такого рода. Эти коллекции дополняли друг друга, взаимно перекликались и вместе давали богатейший материал для характеристики русского общества на протяжении нескольких веков. В этих картинках была отражена жизнь народа с надо середины XIX в. Здесь и сюжеты, посвященные детям (особенно на тему постижения грамоты), здесь и космографии — своего рода учебники по всемирной истории, целые серии, посвященные Мамаеву побоищу, войне с французами. Здесь и народные праздники, и паломничество к русским святыням, и юродивые, и грехопадение человека. Казалось, не было такой стороны в жизни отдельных людей и общества в целом, которая бы не была отражена безымянными мастерами в лубочных картинках.

Дмитрий Александрович начал собирать лубок одним из первых, в то время, когда к нему как к произведению «подлого» сословия не было никакого почтения. Тем самым он не только спас от забвения и уничтожения множество листов, но, возбудив интерес коллекционеров к этому предмету, сохранил ценнейшие источники для характеристики целой отрасли самобытного народного творчества. Итогом его собирательской деятельности явилась еще одна многотомная публикация: 1780 листов из собрания лубков увидели свет в девятитомном сочинении Д.А.Ровинского «Русские народные картинки» (1881—1893).

Известный художественный критик В.В.Стасов писал: «Дмитрий Александрович Ровинский представляет собою очень редкий у нас пример. Он один из тех немногочисленных, но все-таки существующих на свете русских людей, которые, взяв на свои плечи еще в молодости важное и значительное дело, никогда не отступали от него в продолжение всей своей жизни, никогда ему не изменяли, никуда не перебегали и не перескакивали, никому не позволяли сманивать себя на сторону и постоянно снимали со с любовью взращиваемого ими дерева все новые и новые драгоценные плоды» (22, с. 417).

О книгах Дмитрия Александровича в той же статье Стасов писал: «Это все такие капитальные, такие истинно вековые издания, которые кажутся невозможными для усилий одного и того же человека, да еще человека, занятого обязательною государственною службою: в начале своей карьеры Д.А.Ровинский был одним из самых выдающихся прокуроров наших и принимал громадное участие в приготовлении и осуществлении судебной нашей реформы: в течение последних двадцати лет он состоит сенатором. И, однако же, несмотря на такую свою постоянную занятость, Д.А.Ровинский находил всегда столько времени, сколько нужно было для того, чтоб заниматься самыми обширными, сложными и идущими до последних мелочей исследованиями, разысканиями; путешествия по Европе и Азии, работа в иностранных галереях и коллекциях также уносили пропасть времени, и все-таки Дм. Ал. Ровинский успевал со всем этим справляться и издавать, без всякой чужой помощи и на одни собственные средства, те многочисленные тома за томами, ту огромную историческо-художественную галерею, которая навеки останется связанною с его именем» (22, с. 418).

За заслуги в исследовании истории искусств Ровинский был избран почетным членом Академии художеств (1870) и Петербургской Академии наук (1883).

Дмитрий Александрович всегда охотно показывал свои гравюры любителям, знатокам и коллекционерам. «Его глаза загорались и радостно  блестели, — вспоминал юрист и общественный деятель А.Ф.Кони, — когда он мог показать какое-либо из своих приобретений и рассказать историю его получения, требовавшую иногда немалых хлопот и странствий» (12, с. 28).

Дмитрий Александрович не раз дарил произведения из личной коллекции и изданные книги музеям и библиотекам. Но более всего подношений он сделал Императорской Публичной библиотеке. Более двадцати лет он помогал ей собирать коллекцию портретов Петра I и даже из своего собрания пожертвовал три редких изображения императора.

В Москве Д.А.Ровинский неоднократно менял свой адрес. Дома, в которых он жил в 1850-е гг., не сохранились (Остоженка, д. 24; Большой Афанасьевский переулок, д. 41). В 1860-е гг. он приобрел дом в Трубниковском переулке, который цел и поныне. Это здание под номером 32. Позднее, в 1867 г., он снимал квартиру в Борисоглебском переулке (ныне д. 6).

Несмотря на свое высокое положение, Ровинский жил без какой-либо роскоши: вокруг него как бы не существовало ничего, кроме книг и гравюр. Все свои средства собиратель тратил исключительно на коллекции и издания. «Обстановка его верхнего жилья, — вспоминал И.Е.Забелин, — не оставила у меня в памяти никаких других предметов, кроме массы книг по истории искусства и больших и малых папок с гравюрами» (17, с. 3).

Хотя с 1870 г. Ровинский жил в Петербурге, в Москве он бывал довольно часто. Летний отпуск проводил только в Подмосковье на своем любимом хуторе на Сетуни, который приобрел еще в 1851 г. Здесь у него были два развлечения — цветы и фейерверки. Небольшой домик утопал в цветах, выращенных самим коллекционером, а по вечерам окрестности расцвечивались огнями фейерверков, которые он мастерски умел составлять, используя богатейший опыт мастеров-пиротехников. Среди сотен папок с гравированными листами четыре хранили листы, посвященные этому давно забытому виду искусства.

Дмитрий Александрович умер в Германии в Бад-Вильдунгене 11 июня 1895 г. Погребен под Москвой близ своего хутора на Сетуни у Спасской церкви.

Уникальную коллекцию, весь капитал и все недвижимое имущество собиратель завещал музеям и библиотекам. Иностранная часть коллекции осталась в Петербурге: свыше 600 гравюр Рембрандта поступили в Императорский Эрмитаж, около 50000 портретов западноевропейских мастеров — в гравюрное собрание Императорской Публичной библиотеки, гравюры зарубежных школ и все медные гравировальные доски — в Императорскую Академию художеств. Личная библиотека Ровинского, включавшая отборное собрание книг по искусству, перешла к Петербургскому училищу правоведения. В составе этой библиотеки было и полное собрание изданий коллекционера.

Русскую часть коллекции Дмитрий Александрович завещал Москве. В 1897 г. эта часть собрания в 180 больших томах и огромных папках, систематизированная самим коллекционером, поступила в Московский Публичный и Румянцевский музеи. Сюда входило: 74 тома русских портретов, 59 томов работ русских граверов, 43 тома русских народных картинок, 4 тома с «фейерверками», 1 том старинной ксилографии и отдельные подборки по разным темам. Это подношение сразу же принесло европейскую славу Гравюрному кабинету, сделало его широко известным в России и способствовало притоку в музей новых поступлений от коллекционеров.

Хутор на Сетуни Д.А.Ровинский завещал Московскому университету.




ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

 

1. Адарюков В.Я. Архив Дмитрия Александровича Ровинского // Среди коллекционеров. - 1921. — N 6—7. - С. 11-20.

2. Адарюков В.Я. В мире книг и гравюр: Воспоминания. — М., 1984. — С. 9.

3. Адарюков В.Я. Гравюра и литография в книге XIX века: Портреты издателей и художников русской книги. — М., 1984. — С. 9.

4. Адарюков В.Я. Дмитрий Александрович Ровинский: Материалы для его биографии // Старые годы. — 1916. — Апрель-июнь. — С. 93—110.

5. Адарюков В.Я. Д.А.Ровинский-коллек-ционер // Среди коллекционеров. — 1921. — N 2.- С. 1-4.

6. Водо Н.Н. Столетие Гравюрного кабинета //50 лет Государственному музею изобразительных искусств им. А.С.Пушкина: Сб. статей. — М., 1962. — С. 15, 17.

7. Забелин И.Е. Воспоминания о Д.А.Ровин-ском. — Спб., 1896.

8. Земенков B.C. Памятные места Москвы. — М., 1959. — С. 94.

9. Иваск У.Г. Частные библиотеки в России: Опыт библиографического указателя // Приложение к журналу «Русский библиофил» за 1911 год. — Спб., 1912 . — N 964.

10. Иконников B.C. Опыт русской исто-

риографии. — Киев, 1891 — 1892. — Т.1, кн.1.

- С. 71-72, 295, 307, 433, 479, 723, 818-819;

Т. 1, кн. 2. - С. 1210, 1274, 1361, 1368, 1370,

1373—1377, 1401-1404, 1408, 1418, 1507, 1717.

11. Кони А.Ф. Д.А.Ровинский // Очерки

и воспоминания. — Спб., 1906. — С. 521—624.

12. Кони А.Ф. О Д.А.Ровинском // Среди коллекционеров. — 1921. — N5. — С. 27—28.

13. Левинсон-Лессинг В.Ф. История картинной галереи Эрмитажа: 1764 —1917. — Л., 1985. - С. 209.

14. Миронов А. Московский Публичный и Румянцевский музеи как художественно-воспитательные учреждения. — М., 1899.

15. Отчет Московского Публичного и Ру-мянцевского музеев за 1897 год. — М., 1898.

16. Отчет Московского Публичного и Ру-мянцевского музеев за 1903 год. — М., 1904. — С. 47.

17. Публичное собрание Императорской Академии наук в память ее почетного хи\.ена Д.А.Ровинского: 10 декабря 1895 года. — Спб., 1896.

18. Ровинский Д.А.: К 50-летию служебной деятельности // Нива. — 1894. — N 24. - С. 570-571.

19. Ровинский Д.А.: Некролог // Нива. — 1895.- N 25.- С. 602-603.

20. Романюк С.К. Из истории московских переулков. - М., 1988. — С. 159, 190, 192.

21. Стасов В.В. Воспоминания о Д.А.Ровинском // Статьи и заметки, публиковавшиеся в газетах и не вошедшие в книжные издания. — М., 1952. - Т.1. - С. 182-189.

22. Стасов В.В. Новые труды Д.А.Ровинского // Статьи и заметки, публиковавшиеся в газетах и не вошедшие в книжные издания. — М., 1954. — Т.2. — С. 417—431.

Главная
|
Новые поступления
|
Экспозиция
|
Художники
|
Тематические выставки
|
Контакты

Каталог цен |
Выбрать картину
|
Предложить картину
|
Новости
|
О галерее
Размещение изображений произведений искусства на сайте Артпанорама имеет исключительно информационную цель и не связано с извлечением прибыли. Не является рекламой и не направлено на извлечение прибыли.
У нас нет возможности определить правообладателя на некоторые публикуемые материалы, если Вы - правообладатель, пожалуйста свяжитесь с нами по адресу artpanorama@mail.ru
© Арт Панорама 2011-2020все права защищены